Шихово - история промысла и крестьянский быт.

Шихово - история промысла и крестьянский быт.

Сообщение мастер 212 07 июл 2011, 12:20

Внимательный читатель заметит, что в одном из вариантов изданий «Мертвых душ» Н.В.Гоголя, в главе о посещении Чичиковым усадьбы Манилова говорится о балалайках шиховской фабрики (здесь фабрика в значении производства чего-либо) , которыми будут торговать на выстроенном в его воображении каменном мосту в лавках купцы (экранизация режиссера М.Швейцера 1984 год). Время издания поэмы относится к 1842 году и следовательно шиховские инструменты- гитары и балалайки, по крайней мере в Подмосковье, были широко известны. Знакомству с ними способствовало и то, что Н.В.Гоголь приезжал и в Вяземы и Перхушково.

Впервые деревня Шихово упоминается в переписных книгах Поместного приказа в 1558 году как вотчина Савино-Сторожевского монастыря. «Деревня Шихово. Пашни шездесят чети в поле, а в дву по тому ж, земля худа. Сена сто копен. Кустарю непашенного по угору на шестнатцать чети … а крестьян не писано, потому что многие статьи погнили, а на которые статьи оставливаны места, и то в книгах выгнило». Деревни Токарево, Першино, Дубровка, Подберезки, Черленькино, Марнево, Лысоя Гора, Ношманово и Шихово также были показаны в приходе церкви соседнего села Луцино – «Селцо Луцыно, а в нем церковь Никола Чюдотворец… и всего село, а к нему девять деревень». Большинство селений в настоящее время не существует, можем только догадываться где они находились. Однако Шихово как и прежде стоит на берегу речки Островни в месте ее впадения в реку Москву, как и прежде ее жители являются прихожанами церкви села Луцино. Существует много различных версий о происхождении названия деревни, основные из них две. По первой версии селение основал в 1380 году или долгое время находился в ней сурожский купец Иван Ших. А сурожанами называли торговых людей из Крыма. Иван Ших известен как один из 10 сурожан, провожавший Дмитрия Донского на Куликовскую битву. По второй версии и она является предпочтительней, деревня получила свое название от "ших" - так в русских устах искажалось "шах". Эта приставка была распространенным элементом имен представителей различных татарских династий. Например, Ших Али, царь касимовский (первая половина 16 века); большеордынский хан Ших-Ахмат( 15 век) ; последний крымский хан перед присоединением Крыма к России в 1783 году - Шихин Гирей. Московские правители время от времени отдавали в управление Звенигород татарским ханам, преследуя при этом прежде всего политические цели. Правили городом Касим-хан с 1446 по 1452 год, позднее первый хан («царь») Касимовского царства в Рязанской губернии; хан Абдул-Латиф с 1492 по 1497 год, в начале 1490-х годов поступивший на службу к Ивану III ; Дервиш-Али с 1552 по 1554 год , последний астраханский хан, внук последнего хана Золотой орды Шейх-Ахмада; Ядигер-Мухамед с 1554 по 1565, крещенный под именем Семеона Касаевича; хан Муртаза- Али с 1569 по 1575 год, перешедший на русскую службу к царю в 1552 г году и крещенный под именем Михаила Кайбуловича. Из духовной грамоты Ивана Грозного известно, что после 1554 года Звенигород жалуется татарским ханам целиком. Да что Звенигород, в 1575 году Семеон Бекбулатович был посажен на царство Иваном Васильевичем Грозным, который дал ему титул «государь великий князь Симеон всея Руси». Так или иначе, в течении 11 месяцев бывший касимовский хан Саин – Булат формально правил Россией. Род царя Бориса Годунова также по родословцам происходил от татарского мурзы Чета, в крещении Захарии, который выехал из Орды к Ивану Калите. Это были времена, как писал Иван Прыжов, автор «Истории кабаков в России», когда «с нашествием казанских, астраханских и сибирских царей, цариц и царевен, князей, князьков и царевичей, которые, предложив свою услугу Московскому царству и поженившись на русских боярышнях, сделались сберегателями русской земли, получили во владение города ( Касимов, Звенигород, Каширу, Серпухов, Хотунь, Юрьев), множество сел и деревень…» .

Позже узнаем, что деревня имела и другое название, так в переписной книге 1678 года она именуется как деревня «тиханово шихова тож …», в переписной книге 1705 года указывается - «деревня тиханово шихово тож на москве реке того монастыря был обыск которо против низа ниго реки разводни в две версты…Во дворе Данило пят десят лет, Григорий сорок пяти лет Кондратьевы дети Шмаковы, у Данило дети Григорий двенадцати лет, Василий пятнадцати лет…». И в 1558, 1626 годах она именуется как деревня Шихово и лишь начиная с 1678 вспоминается старое название - деревня «тиханово…». Очевидно, старое название сменилось не в столь отдаленное время – во времена правления одного из татарских ханов. Переписчики в начале 18 века часто указывали и старое и новое наименования того или иного селения, но как правило, их возникновение разделяло не более 100 лет, затем закреплялось какое-то одно.
Предположение о наречении селения именем сурожского купца, который якобы и основал его трудно подтвердить документально, но в то же время имеются следы правления татарских ханов в Звенигороде и закрепленные в названиях селений уезда имена татарских правителей и их слуг. Например, Гигирево, Гирево или правильнее Гиреево - от родовой фамилии крымских владетелей Гиреев. В Звенигороде из Гиреев был Абдул Летиф. Кораллово, правильнее – Караулово, от фамилии посла - хана Ахмата Ямгурчи Караула, который в 1480 г. привез от своего господина грамоту и остался в России, крестившись под именем Симеона. . Сареево, видимо, от "сарай" - дворец. Впервые упоминается в самом начале 15 веке, как деревня Сарыевское . Еще в 1890 г. народ называл село Царёво. Возможно там находился двор – дворец хана.

Обозначение деревни как принадлежности татарского хана произошло на бытовом уровне, так как не смотря на жалование ханам всего Звенигорода в управление, в уезде сохранялись владения других вотчинников, в частности Савино-Сторожевского монастыря. В данном случае деревню выделяли среди прочих вотчин «обзывая» ее «шиховой», то есть принадлежавшей татарскому правителю. На примере города Касимова известно также, что царь Алексей Михайлович то жаловал местных царей селениями, кабаками, рыбными ловлями, то отбирал. Однако можно предположить, что как правило, при каждом правлении татарских властителей Шихово неизменно находилось в их владении .Это легко объясняется удобством его расположения относительно Звенигорода. И при нахождении дворца очередного татарского хана в городе (исследователи предполагают, что дворец по крайней мере одного из правителей, находился на возвышенности рядом с Успенским собором) открывался вид на деревню, обеспечивалось удобство водного и сухопутного сообщения. До Верхнего Посада Звенигорода от селения каких- нибудь две версты.

Крестьяне Шихово занимались землепашеством, огородничеством, сплавом леса. В конце 16-го начале 17 века на двор в Шихово приходилось около 18 десятин(гектар) пашенной земли в трех полях. Особенно тяжелым для крестьян Шихово и окрестных монастырских селений было начало 17 – го века , это было Смутное время и время польско-литовской интервенции. что к началу 20-х годов 17 века уезд практически обезлюдел, что и отмечали писцы при царе Михаиле Федоровиче . Упадок сельского хозяйства был настолько очевиден, что в мае 1621 г. для звенигородского кабака покупали хлеб в Москве «дороже прежнего», т.е. в убыток. Писцовая книга 1624 г. рисует картину страшного запустения. В самом уездном центре тогда насчиталось всего 28 дворов, где жило 37 человек, и 29 запустевших дворовых мест.

Кроме неприятельского разорения как писал С.М. Соловьев в «Истории России с древнейших времен», во время эпидемии моровой язвы «в 1634 году в Звенигороде умерло 164, осталось женами и детьми 197, в уезде умерло 707, осталось 689
В деревне Шихово в 1624 году – 5 крестьянских дворов и 4 бобыльских, в 1678 году 9 крестьянских дворов в них 59 жителей и 14 бобыльских дворов в них 44 жителя. Деревня принадлежит Саввино-сторожевскому монастырю. По переписной книге 1678 года города Звенигорода - в Нижнем Посаде или Вознесенской слободе, которая протянулась вдоль Большой московской дороги было 28 дворов, а в них 135 людей, на Верхнем Посаде или Рождественской слободе было 26 и около сотни с небольшим жителей, в уезде числилось 1292 крестьянских и бобыльских дворов.

В Шихово в 1766 году значилось 125 душ (мужчин) и одна улица вдоль Москвы- реки. Как и селения: Луцино, Подмонастырская слобода, слобода Устье около Верхнего посада Звенигорода – напротив монастыря, где жили раньше монастырские пашенные служки, Ягунино, Пестово, Белозерово, Шарапово – деревня Шихово числилась в Городском стане уезда и принадлежала к владениям Коллегии экономии. На каждый крестьянский двор в ней приходилось около 17 десятин сенных покосов, леса, неудобий и в том числе около 6,6 десятин (около 6,6 гектар) пашенной земли. В 1790 году в Шихово состояло 33 двора 269 жителей. В книге «Историческое и топографическое описание городов Московской губернии» (1787) отмечалось, что крестьяне Московского и Звенигородского уездов «более упражняются в ремеслах и рукоделиях, нежели в хлебопашестве, скота и птиц за неимением хлеба держат немного, занимаются извозом, гоняют плоты, отходят по паспортам на фабрики и занимаются ремеслами». Множество надомных работников — ткачей, столяров-мебельщиков, вязальщиц — работали по заказу на купцов-скупщиков. В некоторых селениях появляются «светлицы» — небольшие предприятия, основанные на ручном труде, принадлежавшие помещикам, московским купцам, а иногда и разбогатевшим крестьянам. Примерно в это время появляется в Шихово промысел по изготовлению музыкальных инструментов.

Возник этот промысел с конца 18 века, когда монастырские крестьяне стали экономическими, они получили большую свободу и в первую очередь свободу передвижения. В семье шиховского крестьянина Максима Прохоровича Дубровина (1739-1809) было три сына Захар, Андреян и Емельян. Как и гласит народное придание среди уходящих на промыслы в Москву был и Андреян Дубровин, который родился в 1775 году и видимо был в юности мастеровитым, Захар был на шесть лет старше, Емельян на девять младше. Работая в Москве по музыкальной части, он впервые быть может, при случайном ремонте столкнулся с гитарой. Увидев, что она пользуется спросом и за нее дают хорошие деньги научился их мастерить. С 1810 года он уже официально уволен из сельского общества в московские цеховые и в этом же году у него появляется ученик – знаменитый в будущем московский гитарный мастер И.Я.Краснощеков. В Шихово однако он продолжал числится и платил все подати. Только в 1824 году, как следует из ревизских документов Шиховского общества за 1834 год он выбывает в московские мещане. Видимо одна из гитар второй половины 19 века, находящаяся в фондах музея имени М.И.Глинки мастерил уже сын А.М.Дубровина И.А.Дубровин. Внуки Емельяна Максимовича от сына Дмитрия – Александр – 1831 года, Фома – 1833 года и Агап – 1841 года рождения тоже стали гитарными мастерами, но именовались уже Емельяновыми. Другие сыновья М.П.Дубровина – Никита, Филипп, Максим и их потомки продолжали именоваться Дубровиными. Так часто происходило в деревнях, чтобы как-то различать в многочисленных родах их семьи, выделившиеся в отдельные хозяйства именовали прозвищами или фамилиями уже другими.

В начале 19 –го века , как писал Стахович М.А. в очерке «История семиструнной гитары» «это был «инструмент наиболее распространенный в России, потому наиболее, что кроме сословия образованного, на нем играет и простой народ… нет почти ни одной табачной лавочки, где бы не висела, на продажу, семиструнная гитара, ценою от полтинника, до трех целковых, русской выделки, на скорую руку». Обработка больших сельскохозяйственных площадей уже не было насущной необходимостью. Вот и шиховские крестьяне могли найти более выгодные заработки, могли заниматься этим промыслом наряду с земледелием. Наверно, если бы Гварнери и Страдивариус как и шиховские мастера не только создавали свои инструменты, но еще и пахали, сеяли , косили, дрова заготавливали, лошадей ковали и если надо коров доили, то вряд ли они что –то смастерили. У шиховских мастеров получалось, и это удивительно. Много позже популярность гитары падает, но остается все же востребованной.

По ревизии 1869 года в Шихово 73 двора из них 7 безземельных. В 1869 году в селении у крестьян было 52 лошади, 77 коров и 60 мелких животных. На каждый двор в среднем приходилось 2,1 голов рогатого скота. Восемь дворов имели по 2 лошади, 29 дворов были без лошадей, 17 дворов без скота. Грамотных 20 мужчин и 7 женщин. В 1876 году 78 дворов из них 17 безземельных. Размер земельного надела на душу (на мужчину) – 3, 3 десятины, из-за нехватки земли отдельные домохозяева арендовали в общей сложности около 80 десятин земли, за которую платили из расчета 2, 6 рубля за десятину, 44 дворов имели одну лошадь, 9 дворов две лошади, 25 безлошадных, 12 дворов без скота. . Например, у Федора Кузьмича Летунова в хозяйстве было 2 лошади с жеребенком, 4 коровы, 11 овец и поросенок. У его брата Николая 2 лошади с жеребенком, 3 коровы, 9 овец и поросенок. У Агапа и Александра Дмириевичей Емельяновых по 1 лошади, по 2 коровы с теленком, 6 овец и поросенку. У Павла Матвеевича Шибалова и Никиты Емельяновича Дубровиных по 1 лошади, по 3 коровы, 5-6 овец и поросенку. Антона Сергеевича Краснощекова 1 лошадь, 2 коровы с теленком и 7 овец. Из всех селян 24 семьи занимались местными промыслами, 59 мужчин были в отхожих промыслах, из них двое постоянно проживали в Москве. Всего грамотными были 50 мужчин и 10 женщин. В деревне две семьи занимались изготовлением роговых гребней. Рога покупались у мелких торговцев в Звенигороде по 50 копеек за 100 штук, из которых «средне число выходило 100 гребней…и по свидетельству хозяев в зиму продавали на 120 рублей». Чистого дохода выходило 80 рублей. В статистическом отчете отмечалось что «что выгодно было бы работать гребни из рога черкасского скота». Из одного рога в этом случае выходило до 10 гребней. Всего один человек мог изготовить за день 50 гребней и дюжина продавалась по 60 копеек. Гитарным промыслом – или как говорили в то время «работали гитары» 19 дворов, в них 38 мастеров и 7 учеников. Среди них шиховских мастера Никита, Максим Емельяновичи Дубровины; Александр, Фома, Агап Дмитриевичи Емельяновы, Павел Матвеевич Шибалов, Федот Филимонович , Трофим, Егор, Филимон, Николай Федотовичи Суровы, Никифор Захарович Сотский. В мастерской Федота Филимоновича Сурова работали мастерами 3 сына и один ученик, Трофима Федотович Суров работал один и сын в учениках. Павел Шибалов работал один. В мастерской Никифора Захаровича 2 мастера и один ученик. . Емельянов Агап Дмитриевич работал один и как сказано в статистической ведомости « он яко может работать и скрипки».Коль скоро и М.В.Гоголь упоминает «балалайки шиховской фабрики», с начала века мастерили и эти инструменты. Уже к середине XX века известны замечательные мастера этого инструмента БуровМ.И., Буров С.И., Сотский С.И., Стариков А.Н., В.П.Емельянова (В музее имени М.И.Глинки - пять домр, балалайка, сергэ и сигудэк-альт), Емельянов И.В.

Для сравнения в соседнем Луцино в 1876 году был 71 двор из них безземельных 4. Земельный надел на душу составлял 3,8 десятины. Покос находился за 20 верст , всего 31 десятина. В селе у крестьян 56 лошадей. У 46 крестьянских дворов по 1 лошади, 5 крестьянских дворов по 2 лошади, 28 - безлошадных. Занимались сапожным, столярным и токарным промыслами. В отхожих промыслах, в Москве работало до 20 человек, на фабриках – 15, ящичниками – 7, слесарями – 4, чеканщиками -3, другими промыслами -6. Грамотными были 30 мужчин и 10 женщин.
Собираемые сельские (мирские) сборы распределялись из расчета: церковному старосте -5 коп с души, церковному сторожу -6 коп. с души, десятскому 25 рублей, сотскому (не показано), на общественный молебен 10 рублей, на школу 15 коп. с души, наем пастуха 130 рублей, на быка 20-25 рублей, лесному сторожу – 60 рублей.

В документах Московской губернской управы, а именно в « Делах с описанием мелких предприятий Звенигородского уезда за 1895 год» в Ягунинской волости значилось 23 предприятия занимавшиихся гитарным промыслом. В Шихово: Емельянов Агап Дмитриевич, Антонов (Краснощеков) Василий мл., Шибалов Павел Матвеевич, Климов Василий, Антонов (Краснощеков) Василий стар., Андриянов Назар, Суров Трофим Федотович, Дубровин Максим Емельянович, Симаков Мануил Моисеевич, Суров Николай, Емельянов Фома, Дудашкин Ефим, Лялин Емельян Егорович, Емельянов Владимир, Симаков Иван Семенович, Федотов (Бусов) Дмитрий, Суров Семен Гаврилович, Шкунов Леонтий, Пискарев Лаврентий, Голиков Максим Иванович. В Луцино этим промыслом занимался Поляков Михаил Платонович. В Ягунино Лобанов Николай и Лобанов Лука.

Промыслом занимались исключительно мужчины. Работали восемь месяцев в году. В подавляющем большинстве гитарных предприятий кроме семейных мастеров были и наемные рабочие от 1 до 3 .

Например, изготовлением гитар у Симакова И. С. , Шкунова Л., Пискарева Л. и Полякова М.П. занимались 3 семейных мастера и 3 наемных. Емельянов Агап нанимал 2 мастеров. У Дубровина М.Е. 2 семейных и 3 наемных, Лялин Е.Е. кроме 4 семейных еще 4 наемных. Размер мастерских от 7 на 7 аршин до 14 на 10. Аршин = 71 сантиметр. Мастерские были оборудованы верстаками , от одного до пяти. В Ягунино у Лобановых имелись токарные станки. По описаниям мастерские были построены из бревна и крыты соломой.

Кроме гитарного промысла в деревне были предприятия Летунова Сергея по изготовлению искусственного барашка, где было 3 наемных рабочих, Кондратова Кондрата – портновское заведение, где 10 мастеров из них 6 наемных. Летунова Федора по изготовлению зеркальных рамок. В книге «Кустарные промыслы» С-Пб.,1897г. показано производство музыкальных инструментов как основное в России: « в селении Белозерово- (17 мастеров и 1 подмастер.) и Шихово – (до 150 человек), инструменты сбываются в Москву по цене от 1р.50 коп. до 40 рублей». В книге «Московское губернское земство в полувековую годовщину основания земских учреждений. 1864 – 1914», отмечалось – «промысел музыкальных инструментов сосредоточился в Звенигородском уезде в Шараповской волости, в селениях Белозерово и Татарки, и в Ягунинской в селениях Луцино и Шихово. В названном районе «гитарный» промысел существует изстари».

После того как исследователь, музыкант и подвижник В. В. Андреев реконструировал случайно найденный в 1896 году в Вятской губернии музыкальный инструмент, назвав его «домрой» и затем на ее основе в содружестве с мастерами Ф .С. Пасербским и С.И. Налимовым создал целое семейство домр от пикколо до контрабаса, мастера Шихова стали мастерить и эти инструменты. Причем шиховский мастер С. Ф. Буров в 1908 году, по предложению дирижера Г. П. Любимова, для увеличении звукового диапазона трехструнной домры сконструировал первую четырехструнную домру с квинтовым строем. В 1914 г. из таких домр был организован квартет, а в 1919 г. — оркестр. На протяжении 1912-1931годов было сконструировано мастером семейство четырехструнных домр квинтового строя. В фондах музея имени М.И.Глинки хранятся 14 инструментов С.Ф.Бурова - 7 домр, 6 лир-мандолин, и балалайка.

Музыкальный инструмент вещь капризная и зависит от материалов, конструкции, качества и технологии сборки, отделки, фарнитуры, лака и в конце концов условий хранения как исходных материалов так и уже изготовленного инструмента. Не было раньше газового отопления и хранили материал и инструменты в маленьких помещениях рядом с печью, чтобы не было влажности.

Информацию о старинных шиховских мастерах сохранилась в фондах музея имени М.И.Глинки (ГЦММК им. М.И.Глинки), писал о них В.Волков на а также в архиве ЦИАМ. Среди старинных мастеров в советское время часто упоминались шиховские Краснощековы, но они лишь однофамильцы знаменитого московского гитарного мастера И.Я.Краснощекова (1798-1875) , родом который был из Рязанской губернии. На протяжении жизни И.Я.Краснощекова тесно общался с мастерами из Шихово, многие были его учениками. Одним из лучших гитарных мастеров конца 19-начала 20 века был В.Д. Климов (1869-1950) обладавший и талантом отличнейшего реставратора. В начале 80-х годов он переехал в Москву и поступил в мастерскую К.И Березина, ученика И. К. Краснощекова. Березин совместно с мастером из Шихово Суровым Федотом Филимоновичем (1811- около1990) к этому времени совместно приобрели гитарную мастерскую Краснощекова. Ремонтируя в процессе работы гитары венских мастеров Климов стремясь к дальнейшему совершенствованию инструментов прекратил работу у Березина и открыл в 1890 году на Арбатской площади, на углу Никитского бульвара небольшую мастерскую, в которой создавал инструменты до 1900 года, одновременно до 1915 года он работал главным мастером гитарного цеха в музыкальной фирме И.Ф.Мюллера.

У каждого мастера есть свои секреты звучания инструмента и достигнутые успехи проверяются временем. Раз зазвучавший инструмент, при казалось бы соблюдении технологии, своего звучания не всегда повторяет. Как и во всяком деле важны порой неуловимые детали. Да и расскажет один мастер другому мастеру эти детали без утайки, а тот повторить не всегда сможет. Одно слово – мастер.

Двоюродный брат, Климов Николай Федорович также работал в мастерской К.И.Березина и с 1884 года уже самостоятельно. Проживал он в Шихово постоянно, мастерская была очень известная и продавать инструменты через нее было выгодно. О постоянном проживании Климова Н.Ф. в Шихово подтверждено одним из приговоров шиховского сельского общества за 1908 год, где выделялось : « крестьянину Василию Трофимову Сурову под постройку …планового места находящегося между Лаврентием Сергеевичем Краснощековым и Николаем Федоровичем Климовым». В музее имени М.И.Глинки хранятся 2 гитары мастеров Климовых.

Иногда текст публикации говорит о том что шиховский мастер работал в той или иной музыкальной фирме , но это не означало его обязательное проживание в Москве, инструменты просто сбывались через мастерские и фирмы, благодаря этому мастерство передавалось другим деревенским мастерам и постоянно совершенствовалось.

Среди своих современников, мастеров из Шихово, наиболее талантливыми Климов С.Д. считал ученика И.Я. Краснощекова – Федота Филимоновича Сурова, Максима Емельяновича Дубровина, своих учеников В.Г. Коробова, С.Ф.Бурова, а также братьев Алексея и Василия Егоровича Суровых. В.Г.Коробов и С.Ф.Буров работали в музыкальной фирме И.Ф.Мюллера.

Разными были жизненные пути шиховских мастеров, большинство проживало в селении с давних времен, другие поступали в сельское общество из других мест. Павел Матвеевич Шибалов в 14 летним возрасте по предписанию Палаты государственных имуществ от 18 мая 1857 года был принят из Московского Воспитательного дома приемным сыном к крестьянину Василия Ермолаеву, в то время ему было уже 60 лет. Появление питомцев в крестьянских семьях Ягунинской волости относится к 1811 году, в Шихово в 1816 году. Чтобы как-то охарактеризовать это явление необходимо отметить, что за период с 1885 по 1894 годы в Ягунинской волости родилось 4074 ребенка, ввезено 148 питомцев, а всего в уезд поступило 5148 из них умерло 3869 детей. За этот же период, например, в Пятницкую волость ввезли 1035, а в Еремеевскую волость 1080 детей. Детская смертность (до 5 лет с учетом числа питомцев) в 1885 году составила в уезде 54 процента от общего числа детей, а в 1894 году уже 37 процентов. Основатель династии мастеров Буровых – Федор Иванович был приписан в 60-е – 70-у годы из «военного ведомства»,т.е из крестьян которые работали на различных государственных предприятиях.

Известны и другие мастера. Сотский Иван Никифорович (1860-1921). Его старший сын Семен Иванович (1891-1921) году делал инструменты для фирмы Мюллер, а с 1905 года для фирмы Ю.Г.Цимерман в Якобштадте. Его брат Семен Иванович (1894 – 1950), конструировал домры и балалайки, в возрасте 13 –ти лет переехал в Москву, с 1912 года самостоятельный мастер. В 1924 году будучи уже опытным мастером, участвовал в организации фабрики «Музтруд», в 1931 г. стал одним из основателей фабрики «Трудовая Коммуна», в 1935 перешел в артель "Прима", с 1938 г. работал в артели Промкооперации «Музрадиосоюз». Почерк Сотского: добротно изготовленные инструменты, всегда качественная сборка корпуса из хорошего волнистого клёна, и тогда на этикете написано "особый сорт". Либо из берёзы с крупной волной. Характерно заваленная «задинка» и поэтому короткие центральные клёпки. Сравнительно небольшой объём воздуха внутри корпуса, из-за этого инструменту часто недостаёт низких частот. Оригинальный лак обычно тёмно-красный. На головке герб эмблема в виде сердца. И, самое главное, тембр «старого» Сотского - глубокий, по настоящему балалаечный. В музее имени М.И.Глинки хранятся 5 домр и балалайка работы мастера С.И.Сотского.

На 1 Всесоюзном конкурсе музыкальных мастеров, мастерских и предприятий по конструированию домр и балалаек в 1938 году получил за домру первую премию – 2500 рублей и за балалайку премию совместно с мастером Савицким. Брат Сергей Иванович известен тем, что один из первых начал конструировать семиструнные гитары по испанской модели. Гитары его работы принадлежали московским гитаристам В.М.Юрьеву, Е.М.Русанову, В.А.Русанову.
Из династии Дубровиных имеются более подробные сведения о Дубровине Максиме Емельяновиче, он был по свидетельству Климова В.Д. учеником И.Я.Краснощекова. Однако, как правило, мастерство изготовления гитар передавалось от отца к сыну. По документам сохранившимся за отдельные годы в архиве ЦИАМ о торгово-промышленных предприятиях в 1903 Дубровин М.Е. содержал в Шихово гитарное заведение, а по данным за 1914 год уже его сын Петр Максимович гитарное заведение и склад лесных материалов. В гитарном заведении работало три мастера. Наличие официально зарегистрированных торгово-промышленных предприятий не означало тот факт , что изготовлением инструментов занимались только эти мастера. Как уже было отмечено большинство сбывало товар через музыкальные фирмы, другие уходили на промысел в другие города и изготавливали там инструменты для продажи. Вот например, жалуется приставу 2-й части города Тулы владелец фабрики музыкальных инструментов господин Зелинский: «Поступил ко мне на работу от 18 сентября 1906 года гитарный мастер Михаил Лаврентьев Краснощеков из деревни Шихово Ягуньской волости Звенигородского уезда Московской губернии в мою музыкальную мастерскую находящуюся по Соворовской ул. в доме Шелепиной 2-й части. Получив Михаил Краснощеков 21 октября за месяц жалование и получил впрок под работу три рубля на следующий месяц вперед и от 21 октября до сего времени на работу не явился и нечего мне не заявил, работу начатую оставил недоконченной…». Далее Зелинский просил розыскать мастера и обязать его закончить работу. Паспорт мастеру позже вручили, но чем это дело окончилось точно неизвестно. Известно лишь, что староста Луцинского сельского общества , куда входили в то время Луцино, Рыбушкино и Шихово, получил в ходе этого разбирательства от волостного старшины Алексеева «на первый раз замечание». Видимо вникнув в суть дела староста решил, что обстоятельства оправдывающие мастера имелись и доложил на полицейский запрос, что в деревне мастера нет, за что при проверке и поплатился.

Наиболее полное представление о хозяйствах, которыми располагали шиховские крестьяне в боле позднее время дает подворная перепись 1883 года. В Шиховском обществе числилось 87 домов (изб) , в них 239 жителей мужского и 227 женского пола. Из них в 11 домах проживали безземельные: 30 мужского и 38 женского пола, среди них 4 отставных солдата, 2 мещанина,5 вдов и 17 крестьян. Из общего числа крестьян грамотных 91 человек мужского пола и 11 женского. Учащихся мальчиков – 13. Средний размер семьи 6.5 человек. Самая большая семья была у крестьянина Летунова Федора Кузьмича. В 3-х избах проживало 10 человек мужского пола и 10 женского, из них 9 мужчин и 1 женщина были грамотные. В хозяйстве было 2 лошади, 3 коровы и 21 единица мелкого скота. Земельный надел на 4 души, «снимался» покос на 50 рублей. Самое богатое хозяйство у его брата Летунова Николая Кузьмича, женат он был на дочери звенигородского купца Кожевникова. Семья состояла из 4 человек мужского пола и 5 женского из них 3 мужчины и 2 женщины были грамотны. Проживали в 2 избах, имели несмотря на относительную малую численность семьи 4 надела земли, 3 лошади, 3 коровы и 15 единиц мелкого скота, «снимался» покос на 50 рублей.

В начале 20 века у шиховских крестьян на двор (семью) приходилось в среднем около 9 десятин пахотной и прочей земли и 0.7 десятины заливных лугов. В деревне было 77 коров (в 1879 году был падеж скота: в Шихово погибла - 71 корова, в Луцино - 58, в Ягунино - 121), 58 лошадей и 78 единиц мелкого скота. Хозяйств, где не было коров насчитывалось – 17; 1 корова – 38; 2 коровы – 13; 3 коровы - 4. Безлошадных хозяйств -23; 1 лошадь – 40; 2 лошади – 8; три лошади - одно хозяйство. Выделенные земельные наделы: сам обрабатывал – 55 хозяев, наймом и сам – 8 и пустовали наделы в 9 хозяйствах. Пустующие наделы не обрабатывались так как крестьяне работали в Кубинке, Хаустове и Москве в том числе и в музыкальных мастерских.

Состав семьи и хозяйства шиховских мастеров также были различны. В семье Сурова Федота Филимоновича было 5 человек мужского и 3 женского пола, грамотных только трое мужчин. Скотины не было. Надел на 2 души пустовал. Климов Николай Федорович имел надел на 2 души, обрабатывал сам и наймом, покос на 5 рублей. В хозяйстве корова и 2 мелких животных. В семье двое мужчин, из которых один грамотный и 4 женщины. У Емельянова Агапа Дмитриевича в семье один мужчина и 3 человека женского пола. В хозяйстве одна лошадь, корова и 10 мелких животных, «снимал» покос на 15 рублей. В семье Шибалова Павла Матвеевича 3 человека мужского пола и 3 женского, грамотный один , один мальчик учился. Земельный надел на 2 души, обрабатывал сам и наймом, в хозяйстве лошадь , корова и 15 мелких животных. Земельный надел у Бурова Федора Ивановича – отца Бурова С.Ф. пустовал, работал в Москве, как отмечено в переписи – «резчиком». Хозяйство мастера Дубровина Максима Емельяновича включало 2 избы, в которых проживало 7 мужчин и 9 женщин, из них грамотных трое мужчин. Имел 2 лошади, 3 коровы и 15 единиц мелкого скота. Всего 4 надела земли, «снимал» покос на 35 рублей.
Семья Сотского Ивана Никифоровича состояла из мужа и жены , 1.5 надела земли. Лошадь, корова, 4 мелких животных, покос на 5 рублей
Исповедовал, крестил, сочетал в браке, совершал таинство погребения обитателей Шихова и всех прихожан в Никольском храме соседнего села Луцино с 1855 по 1906 годы протоирей Константин Яковлевич Протопопов (1832-1906). Сын пономаря Богородской церкви в Столешниках Якова Николаева, выпускник Спасо-Вифанской семинарии (Сергиев Посад), сочетался браком в 1855 году с дочерью священника этого же прихода. Он пользовался большим уважением у прихожан. Именно на него, Московской Духовной консистории было возложено обращение 26 августа 1897 года к городскому главе о сооружении в Звенигороде вместо часовни церкви во имя святого благоверного князя Александра Невского в память императора Александра III. В ведении церковных книг – метрических и исповедальных он был очень аккуратен. Пожалуй не найдется церковных документов того времени во всем уезде, которые отличались бы большей аккуратностью. Все записи всегда вел подробно, о смерти: «от коклюша», «слаборожденный», « от простуды», «от слабости телесных сил» или как например, о восприемниках (крестных родителях) родившегося ребенка крестьянина Шихово Игнатия Ивановича Чернова: « Московского цехового Косьмы Матвеева сын Сергей Косьмин и того цехового жена Фавета Матвеева». Во всех случаях записи о питомцах: « Воспитаник Императорского Воспитательного дома Петр Егоров (Волков – прим. авт.) усыновленный крестьянином ведомства Государственных имуществ Ягунинской волости, села Луцино, Киру Романову, православный, первым браком, 18 лет…» или о вступлении в брак жителей деревни Шихово и села Луцино:«крестьянина Павла Матвеева сын запасной ефрейтор Кавалергардского ея Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка, 4 эскадрона Семен Павлов Шибалов, 26 лет , православного вероисповедания , первым браком и села Луцино умершего крестьянина Андрея Егорова Хохлова, девица, Любовь Андреева, 15 лет, 6 месяцев и 17 дней…». В записях иногда чувствуется его отношение к прихожанину, вот невзлюбил он за что-то ягунинского волостного писаря по фамилии Маракки и сделал запись при рождении его дочери написав его фамилию как «Марака», имея ввиду мол: «бумагомарака» ты божий человек и не более того. Вообще священнослужители иногда позволяли себе подобные шалости, вот к примеру священник села Введенского почти каждый год крестил детей звенигородского мещанина Ивана Васильевича Грознова. В общем, видимо, они были в приятельских отношениях. При очередном крещении из-за своего расположения к нему он так и записал его отцом , не больше не меньше, как : «Иван Васильевич Грозный». Известны имена и других священнослужителей церкви Николая Чудотворца . В 1626 году упоминается поп Яков, дьячок Ивашка Дмитриев , в 1705 священник Никифор Дмитриев, дьячок Родион Селиверстов и пономарь Степан Дмитриев, в 1710 Евфимий, в 1797 году священник Антоний Васильев, дьячок Николай Петров, пономарь Яков Яковлев, с 1812 по 1816 году священник Степан Власов, в 1817 году Иван Никитин, с 1825 по 1855 годы священник Михаил Иванович Крылов, с 1842 по 1858 годы дьякон Александр Иванович Ивановский, дьячок Михаил Николаевич Крылов, пономарь Алексей Николаевич Никольский , в 1881 году дъячок Сергей Попов, в 1908 году священник Николай Поспелов, дъякон Павел Покровский , псаломщик Сергей Лихачев, в 1912 году священник Павел Покровский и дъякон Константин Смоленский.
Священник К.Я.Протопопов состоял законоучителем луцинской школы, которая является одной из старейших, по крайней мере сведения о ней имеются в Списке населенных мест за 1862 год. В волости тогда оно было единственным. В 1877 году уже основывается начальное, народное, смешанное, земское училище. Попечителем с основания училища был крестьянин села Рыбушкино Яков Павлович Копылов. Кроме закона божия, счета и грамоты в нем преподавались «пение, рисование, ремесла и рукоделие», была библиотека из 37 книг. Первым учителем был Дмитрий Сергеевич Попов « до этого преподававший в Федоровском Волоколамского уезда, училище». Недостатки в указанные в отчете: училище « нуждается в приобретении книг, наглядных пособий, в увеличении и улучшении квартиры учителя». Из отчета предоставленного в уездную земскую управу за 1900/01 учебный год известно, что именовалось оно земским смешанным училищем, было трехклассным. Помещение собственное. Всего обучалось 47 мальчиков и 22 девочки. В первом классе обучалось 37 детей; во втором -20; в третьем – 11, из них одна девочка. Сословный состав обучаемых детей: из дворян и чиновников – 1, из мещан -1, из крестьян – 67. Начались занятия 4 сентября, закончились 7 мая. Попечителем состоял уже крестьянин деревни Шихово Иван Антонович Краснощеков. Преподавал в школе также Дмитрий Сергеевич Попов, закончивший курс при Поливановской учительской семинарии. В школе была библиотека, преподавалось пение без нот, проводились народных чтений с туманными картинками, всего 25. Пожертвований не было. Отношения учителя и попечителя не складывались о чем свидетельствует запись, что «что попечитель школы не только не приносит какую – либо пользу школе, а буквально вредит ей. Об этом известно господину инспектору народных училищ Н.А. Пахорскому». Условия деревни, ну и детская смертность конечно приводили к выбытию учеников за год от 15 до 30 процентов..
В границах сельского общества и в крайнем случае волостного схода решались практически все крестьянские вопросы. Плату пользование землей, а также другие налоги сельский староста утверждал на сходе, а также раскладывал их на домохозяев, собирал и доставлял волостному старшине собранные деньги. В 1908 году шиховский сельский староста Яков Дмитриевич Панков должен был собрать: по государственному земельному налогу 37 руб.5 к.;земских сборов - 416 руб. 7 к., в том числе губернских 115 руб. 96 к. и уездных 300 руб. 11 к.; продовольственных долгов – 60 руб.; мирских окладных сборов 316 руб.82 к. , в том числе волостных 171 руб.60 к. и сельских 195 руб. 22 к.; на жалование сельскому старосте 100 руб.; на церковные нужды и сторожу 45 руб.22к. - «сторожу Страхову прибавили 3 руб. в год». Всего на 53 домохозяина деревни Шихово раскладывалось 829 рублей 94к., например в соседней Саввинской слободе на 83 домохозяина 1143 руб. 63 к., в Ягунино на 62 домохозяина 993 руб. 74 к. Сумма в расчете на домохозяина несколько отличалась в разных селениях, это зависило от платежей приходящихся на сельские расходы, например ягунинские крестьяне платили еще 75 рублей на содержание школы. На сельском сходе приговорами закреплялись имущественные разделы , выделение земли под строительство, определялись наделы для крестьянских хозяйств. То есть все вопросы связанные со строительством и землей решались самими крестьянами. В волостном суде - выборном крестьянском судебном органе, учрежденным Положением от 19.02.1861 г., решались дела о мелких спорах и тяжбах на сумму до 100 рублей и крестьянских проступках. Разбирательство осуществлялось публично на основе обыденных устоев крестьянского жития ну и конечно с учетом законов. Суд мог приговаривать к общественным, до 6 дней, работам, штрафу до 3 рублей, аресту до 7 дней, телесному наказанию до 25 ударов розог. С 1889 года к компетенции волостных судов были отнесены споры о надельном имуществе без ограничения цены и другие иски. Нередко волостные суды превышали свои полномочия, но если решение соотносилось с устоями общества и было справедливым, на них редко кто жаловался.
Шиховские крестьяне и мастера держали различные торгово-промышленные предприятия, так например, за 1903 год в журналах волостного старшины указаны предприятия в Шихово: скобяная лавка Бутузова Ивана Митрофановича, чайная лавка и портновское заведение Кондратова Матвея, гитарные заведения Дубровина Максима Емельяновича, Шибалова Матвея Павловича и Емельянова Агапа Дмитриевича, Шкунова Игната Леонтьевича, мелочная лавка Краснощекова Василия.

За 1914 год, чайная лавка у крестьянина Васильева Кондратия Кондратьевича , гитарное заведение Шибалова Павла Матвеевича, гитарное заведение и склад лесных материалов Дубровина Петра Максимовича, мелочные лавки Токмаковой Варвары Петровны, Буланова Федора Митрофановича. В соседнем Луцино зарегистрированных гитарных заведений не показано, имелись чайные лавки Жигаревых Анастасии Семеновны и Пелагеи Ивановны , мелочная лавка Михайловой Татьяны Михайловны и мелочная торговля Бочковой Анны Васильевны. В Ягунино чайные лавки Клубковой Анастасии Федоровны, Котова Тихона Харитоновича, Макарова Ивана Кирилловича, Лобанова Николая Феоктистовича, токарное и живописное заведения Макарова И.К., фабрика искусственного барашка и мелочная лавка Глазовой Евдокии Ивановны. В Саввинской слободе также имелось 10 различных торговых заведений Уточкина Петра Ивановича, Кругловой Анны Дмитриевны , Квардакова Николая Александровича, Блохина Кузьмы Ефимовича, Барабанова Петра Семеновича. Доходность заведений была различна, на Рузской дороге больше чем на Верейской, где располагалось Шихово, но это касалось лишь чайных, мелочных , скобяных и других лавок , что касается гитарных заведений, то как отмечено в журнале за 1914 год годовой оборот их был до 1500 рублей, а прибыль до 250. Для сравнения обороты и прибыли соответственно составляли: склада лесных материалов 3000 рублей и 250 рублей ; чайной 250 рублей и 50 рублей; токарного заведения 1500 и 200, фабрики 2000 и 200. За работой предприятий наблюдал через волостного старшину податный инспектор. Вот к примеру в одном из предписаний за 1914 год к старшине он требует: « предлагаю Вам немедленно приступить к проверке на местах всех торговых и промышленных предприятий…В случаях обнаружения нарушений Положения о государственном промысловом налоге надлежит составлять протокол за Вашей и двух посторонних свидетелей подписями..» Поэтому как и в наше время прибыль занижали, но однако соотношение оборота и прибыльности предприятий можно принять на веру. В прежние годы доходило до того, что как сказано в одном из отчетных документов 1876 года « в летнее время работы по выделке гитар (в Шихово прим.авт.)прекращены и кроме того по свидетельству волостного правления и старосты в прошлом году гитарное производство (было) арестовано А.А.Исаевым».

В 1924 году в Статистическом ежегоднике показано: «производство музыкальных инструментов, которое главным образом гитар и балалаек, сосредоточено в 89 хозяйствах Звенигородского уезда».
Когда в 1929 году в Шихово пришла коллективизация, не стали сгонять потомственных музыкальных дел мастеров в колхоз и заставлять их обрабатывать землю. Вместо колхоза создали промысловую артель имени Парижской коммуны, переименованную вскоре в фабрику. Гитары и балалайки, мандолины здесь делали по кустарным технологиям проверенных опытом мастеров-надомников. В 70-х на Шиховской фабрике работало до 600 рабочих, в том числе и из окрестных деревень. Заработки были достойные. Кадровая проблема в эти годы решалась и набором по лимиту. На окраине деревни начали расти бараки для вновь прибывших и их семей, а на фабрике отстроили новенький трехэтажный корпус. Фабрика была определенной школой в овладении навыками, большинство мастеров середины 20 века начинали именно здесь. Параллельно существовал промысел мастеров надомников, в разное время , начиная с 1946 по настоящее время их число доходило до 20 человек. Мастерили в основном домры, реже гитары и балалайки. Свою продукцию мастера сбывали как частным образом так и начиная с 1947 года через предприятия ВХО, а с 1974 года МЭФМИ, где они работали на постоянной основе. Предприятие, которое на протяжении десятилетий обеспечивало заработком местных жителей в новых экономических условиях не выжило и в 2007 году оно закрылось. Не малую роль в банкротстве сыграла и стоимость земли, на которой находилась фабрика. На этом история селения как деревни закончилась, но история промысла продолжается.

Владимир Коростелев.
мастер 212
 
Сообщений: 3
Зарегистрирован: 07 июл 2011, 11:59
Город: москва
Марка машины: шевроле
{ TAGS }деревня Шихово

Вернуться в Статьи об истории Подмосковья

Кто сейчас на форуме

Зарегистрированные пользователи: Александр, Bing [Bot], Google [Bot], MailRu [Bot], Majestic-12 [Bot], Yandex [BOT], YandexBot, YandexImages

cron